Камлание озябшей луны. Тофалария

Материал из IrkutskWiki
Версия от 19:12, 9 марта 2019; Русин Сергей (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
Тофалария — историко-культурный регион в центральной части Восточного Саяна на западе Иркутской области на территории Нижнеудинского района. Населён кочевыми таёжными оленеводами - охотниками и собирателями лекарственных трав.

Тофалария. Снежные горы. 1.jpg.jpg

Содержание

Камлание озябшей луны

Тофалария. Северный оленёнок. 96.jpg.jpg

      Таёжник жил как бы в двух измерениях - по велению повседневности, жизнью небесных светил. Приехав на новое стойбище, посмотрел в бездонную, вечную тайну необъятного неба, счастьем наполняя сердце. В безграничной красоте надел этно-оберег с настоящими когтями медведя и клыками кабарги. Разжёг кочевой костёр и покормил огонь поверьями. В своём кочевании он целиком посвятил себя поискам первоначала бытия, жизненной силы, связующих человека с окружающей природой. Его поэтическое сердце проникало в истину вечного мифа, в котором все духовное материализовалось, а материальное - одухотворялось. Бессознательное восприятие рождение дня из ночи, как живых существ, подобных самому человеку, неживая природа, небесные тела, мифические животные имели способность в тайге действовать, жить и испытывать чувства.
      Солнце собрала несколько самых ярких и красивых лучиков, положила их на золотую ароматную живицу, и пригласило озябшую Луну прийти к нему в гости. Они поговорили, и Луна вернулась домой освещённая солнечным светом. Затем Луна пригласила Солнце к себе в гости. Долго думала Луна, чем порадовать Солнце. Наконец начала собрать звёздочки в созвездия из серебряных облаков. Луна старалась, но менялась каждый день, то толстела, то худела, и рассыпались в небе непослушные звезды. Они были яркие и блестящие, горячие и холодные, большие и маленькие, толкались между собой, спорили, тускнели и по небу разбегались. Солнце пожалело Луну и разрешило своей лучезарной живицей и жгучими лучами склеить созвездия. Крохотную заблудившую звездочку подкармливал солнечный луч. Маленькая призрачная звезда почувствовала его животворную силу и решила переодеться в чудного оленя. Она бродила среди небесных светил по стезе перелётных комет и зрела всё то, что не зримо. Звезда очень любила яркий свет, тепло и благоухание Солнца и вкусила кипучую каплю солнечной живицы, но ощутила ожог. Из отблеска солнечной породы перевоплотилась в тень лунного провидения и из бесконечности сотворения падающей звездой низвергалась на потухшую землю стылую пищу изведать. Звёзды испугались слепоты и ожога от повергающих лучей солнца. Злились и страшились, дрожали и ворчали на яркий свет, устрашая крушением созвездия. Горделивое Солнце, покраснело от огорчения, и отвернулось от звёздочек, предпочитая с зяблой Луной больше не встречаться, а завидев его, обходило стороной.
      Напоминая строптивцам о себе, хмурая Луна спряталась между Солнцем и Землей, вживаясь в образ ново лунного шатуна. Ночь рождала раздор и обман, сон с видениями и отмщение за преступления, вечный черно-белый свет, любовного ослепления. Бродячих звездочек за попытку испугать созвездия отправила Луна на твердь земную, чтобы карать ослушников видом чёрного медведя. Ярко шафрановой нисходящей судьбой, летела на розовых крыльях, затуманивая небо и лежащую на боку оледенелую планету, золотою пыльцой. За не покорность Луне ореол рогов с головы оленя-звёздочки отвалился. Понуро рыдая, она обожглась холодной росой смолистого кедра. При падении передние ноги оленя-звёздочки стали короче задних ног, а позвоночник гибким. Уши длинные, как у зайца, а мордочка короткая, как у козы. В отличие от других оленей, олень-звёздочка не получил слёзных желёз, зато одарялся ароматной мускусной железой. На студеной планете мех сохранился с каймой и блеском лунного цвета с полым строением волоса, а рост меньше северного оленя.
      Холодная луна печально из новолуния улетала, унося с собой призрачный мрак заснеженных громад. Безрогий олень с огромными лиловыми глазами осознал, что не вернутся ему в вершины надзвездной лазури. Осколок мироздания любил солнце и верил, что именно в день зимнего солнцестояния случаются всякие чудеса. Глядел молчаливо в небеса, не переставая надеяться и ждать от Зимнего солнца своё диво. Мечтал получить земные клыки и когти как у медведя, чтобы легче добывать суровое пропитание. Он отдавал вершинам гор свой ароматный мускус, необходимый, чтобы чудесным запахом метить солнечную стезю. Пугливый олень считал, что солнце ближе, когда восходит, и дальше от него, когда достигает зенита. Солнце в зените жгло, а в сумерках рассвета, великое и прохладное солнце было приветливо на зазубренных узорах белоснежных вершин. Олень, душистым дуновением привлекал внимание светила. Дурманящий запах выводил встающее солнце из равновесия. В темноте ошалевшее животное блудило, путалось в камнях и чащобе и даже срывалось в ущелье, крутясь, превращаясь в настоящего зверя. Устраивала серьезные поединки с непроглядной тьмой в безумной печали, не могла понять, что этот небесный запах рождён от живицы самого солнца. Солнце возбуждал исходящий приятный аромат, и оно вставало через сумрачное плетение горных пиков. Глаза открыв и стряхнув снег с вершин, отправилось светило в путь в поисках источника пахучей стёжки-дорожки. На острие камня среди ледников встретило солнце поседевшего как лунный снег ни сверженного с небес искателя счастья. Вывела солнце к сердечной любви стезя ароматная в глубине и простоте. В исток чистый грезил преобразиться оленёнок, мир холодных гор звёздного сердца теплом обнимая. Теряя на камнях по капле живительное тепло, светило не могло без любви, ни жить и ни страдать и избавило от страданий сброшенную звёздочку-оленя. Поделились с оленем, снегами, светом, небесами и бальзамом из живицы кедра от которого у оленя выросли острые и крепкие клыки, загнутые вниз. Кабарга не хищница, но с клыками, обманчивым видом. Солнце назвала обновленного поднебесного оленя - Кабарга.
      Падающий метеорит осветил бездушный камень горных хребтов и ниспадающие ледники. Радость сердца кабарги наполняло дыхание Вселенной звуками, которые издалека напоминали лай преданной лунной дворняжки. Летом на снежных пятнах гольцов спасались от гнуса северные олени, изюбри, лоси и медведи. На зиму все они спускались ниже в тайгу, и только одинокий зверь - кабарга задерживался тихой прохладе на снежниках вершин. В месте соединения Земли и Неба обитал миниатюрный олень без рогов, но с длинными изогнутыми клыками, выступающими из-под верхней губы. Питалась вкусными лишайниками, спускаясь к смыкающемуся краю Ночи и Зари. У маленького оленя, клыки росли всю жизнь и имели острый режущий задний край. Кабарге, нужны мощные клыки, не для устрашения врагов, а выискивать целебные корешки. Из-за своих клыков, растущих из верхней челюсти, кабаргу наделяли качествами знахаря и прорицателя, помогающими в делах, решить которые своими силами таёжник объективно не мог. Считал уважаемую кабаргу духом-хранителем и его семья носила амулеты с клыками тотемного покровителя.
      Глядел саблезубый олень с тоской на горные хребты и скалы, где в сизой дымке прекрасного неба вдали загорался закат. Защитный окрас и осторожность позволяли лишённому ореола оленю оставаться незамеченными на гольцах и в густой тайге. Кабарга кормилась, выкапывая мох и коренья ароматных и пряных растений под снегом и бородатым лишайником, растущим на стволах и ветвях кедра. Любила скалы, на которых можно спастись от хищников. Обожала утёсы, на которые лютому зверю ни за что не взобраться вслед за оленем по вертикальным склонам. Хорошее сцепление с камнем кабарге обеспечивали мягкие роговые ободки, покрывающие копытца. При малейшей опасности животное бросалось наутек от хищника, путала след. Пробежав кое-то расстояние, она поворачивала назад и, возвращаясь по своему следу, точно ставя свои ноги в уже оставленные на снегу следы, и делала большой прыжок в сторону. Отменный прыгун приземлялся далеко от старого следа, туда, где ее следы уже не были видны, на куче валежника или кустах. Если оторваться не удавалось, уходила в скалы, поднимаясь на отвесные стены, куда ни один зверь идти не решится. Подстерегали кабаргу на кормёжке рысь и волк, преследовали росомаха и лисица, беркут и филин. При преследовании хищниками, уверенно чувствовала себя в глубоком снегу, но в периоды рыхлого снега на кабаргу охотится соболь.
      В дни метелей и буранов тайга кружилась, трещали и ломались сучья. Кабарга, спрятавшись в сугробе, не всегда слышала подкрадывающегося хищника и подпускала на короткое расстояние. Долго бежать вскачь не могла, физически её тело очень изворотливо, но на высокой скорости быстро появлялась одышка. Кабарга вынуждена была останавливаться передохнуть, прыгая с уступа на уступ, проходить по узким карнизам. На прямой местности скрыться от выносливой рыси или росомахи она не могла. Росомаха умела доставать кабаргу с некоторых не самых удачных отстоев. Она упорно, настойчиво преследовала кабаргу, особенно по свежевыпавшему глубокому рыхлому снегу. Если хищнику удавалось согнать кабаргу с малоснежной скалистой гривы в распадок, где снега гораздо больше, быстро загоняла её. На горно таёжных районах кабарга выработала свою тактику защиты от преследования. Она запутывала след, петляла, и скоком уходила в недоступные ее врагам места, пробираясь туда по скалам с выступами. Не боялась кабарга бурной реки со своим потоком быстрым, спасаясь от стаи голодных волков. Могла в снегу затаиться, если в небе парила хищная птица. В безопасном месте кабарга пережидала опасность, но иногда исчезала в снежных лавинах.
      В час утренней зари серебром обнимались небо и горы причудливые, как мечты. Просыпаясь над горной грядою, кабарга на ветру не стыла и не боялась высоты. Среди золотых облаков и пиков вершин, скромный и скрытный олень одиноко брёл по краю отвесной скалы, не перенося дневной суеты. Самки оленя не имели клыков и полностью зависели от защиты самца. Преданные и надёжные матери, отлично карабкались по упавшим деревьям, прыгали по скалам и на скорости разворачивались, сбивая преследователя. У маленьких оленят в горной тайге полно врагов, от обычных хищников - волка, рыси, росомахи, до матёрых соболей и пернатых - сов, ястребов и орлов. Слыша писк проснувшихся и открывающих глазки оленят, мать смело шла на него, не деля детей своих и чужих. Таёжник говорил о способе охоты на кабаргу с помощью манка, которым охотник выманивал самку, имитируя писк детёнышей. Чересчур доверчивая самка выходила прямо к охотнику и вела себя даже очень глупо. Она слышала протяжный и нежный звук манка, как писк детёныша, попавшего в беду, и давала охотнику перезарядить ружьё в случае промаха. Материнский инстинкт у неё настолько силён, что она не могла убежать. Небольшой свисток из бересты, издающий тягучий и медленный звук, привлекал крупного зверя во время охоты на кабаргу. В след за самкой из дремучей тайги выходил на сладостный звук манка, осторожный и неповоротливый медведь. Косолапый бродяга не упускал возможность поесть молодых, недавно родившихся кабарожек. Но увидев охотника манок зубами зажимающего от удивления, медведь рычал, ревел и хрипел в засаде. Шуршание травы, хруст кустов, уставшее дыхание говорило, что за медведем шли его злые и голодные сородичи, проверять место, где кричал или пищал детёныш, самая лёгкая и вкусная добыча. Почувствовав испуг охотника, и не обнаружив детей, кабарожка старалась встать под ветер и не торопясь быстро уйти. В случае её гибели оленята обречены, поскольку становились лёгкой добычей любого хищника и очень опасного медведя. Около трех недель кабарожки прятались, самка заботливо их охраняла, предупреждая об опасности, топая копытцем по камням. В возрасте около месяца приучала забираться на отстой. Бегать по скалам за таким шустрым животным не просто сложно, но и опасно. Передвигалась кабарга в основном в ночное и вечернее время, лёжки устраивала в густо заросших местах и среди скал. В это время она, расслаблялась и подпускала к себе врагов очень близко. Таежник, случайно встретив след кабарги, использовал для погони лайку. Собака отыскивала животное, гнало его либо на охотника, либо куда получится - кабарга петляла, и обычно собака была не в силах задать погоне направление. Здоровый и сильный олень путал следы, а устав, находил скалистый уступ, на который забирался и отдыхал. Таёжник осторожно шёл на лай собаки и внимательно смотрел, есть ли клыки у кабарги стоящей на отвесной скале вершиной царапающее бездонное небо.
      Живое пламя костра погасло, угольки тихо тлели в сгустившейся тьме. Прерывисто мерцая звезды, вбирали жадно силу от вечной спутницы Луны. На вершине снежной горы глухо камлал лунный медведь-шатун, соединившись с Мирозданием. Пугливый взор меленького оленя преобразился горючей смолою. Он невольно постукивал копытцем в бубен каменной скалы, отмеряя ночное время. Кабарга была для таёжника жизнь и от бед оберегом. В звёздном сердце кабарги имелись уголки, где теплилась чувства, греющие таёжные сказания. В уныние стылого утра рождалось новое зимнее солнцестояние, вдыхающее в предания таёжного сказителя звонкий снежный воздух и живительный свет.

Тофалария. Догульма. Заря.jpg.jpg

Тофалария. Книга. 25.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 8.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 12.jpg.jpg

Тофалария. Книга. 9.jpg.jpg

Тофалария. Книга. 16.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 21.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 19.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 6.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 22.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 29.jpg.jpg

Тофалария. Книга. 14.jpg.jpg

Сборник стихов

Тофалария. Золото льдов.jpg.jpg

Тофалария. Олень. Брод. 2.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 28.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 5.jpg.jpg

Роса

Тофалария. Догульма. 4.jpg.jpg

Тофалария. Книга. 5.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 14.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 9.jpg.jpg

Тофалария. Книга. 10.jpg.jpg

Тофалария. Книга. 4.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 10.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 18.jpg.jpg

Нежная радость багульника

      Передвижение пешком, на оленях и лошадях по центральной территории горной системы Восточных Саян с целью знакомства со сложными, трудными, малоисследованными сторонами природы, населения, истории и хозяйства. Сухими тропинками, напрягая силы пробраться через таёжные дебри, броды бурных рек и горные тундры.
Тофалария. Догульма. 3.jpg.jpg

Тофалария. Северный олень. Стадо. 10.jpg.jpg

Тофалария. Догульма. 1.jpg.jpg

Тофалария. Северный оленёнок. 96.jpg.jpg

Книга "Ленточки странствий"

"Лунный круг"

В зерцале душ вселенной бездонный полог тёмно-синий,
Аквамарина свет уже давно погасших в чароите звезд,
Топазами мелькают надежды янтарными мгновениями,
Припорошенный алмазною пыльцой, кочует лунный круг,
В густо-серой вязкой туманности борозд сапфировых комет,
Среди циркониевых хребтов к созвездиям далеким хризолита.

      Книга "Ленточки странствий"
Тофалария. Книга. Ленточки странствий. Русин Сергей Николаевич.1.jpeg.jpg

Багульник. Нижнеудинск. Саяны.11.jpg.jpg

Книга "Ловец Солнца"

Книга Ловец Солнца. Русин Сергей Николаевич .jpg.jpg

В добрый путь

Тофалария. Прирученный олененок. 3.jpg.jpg

Багульник. Нижнеудинск. Саяны.26.jpg.jpg
      Спасибо вам за прогулку. Русин Сергей Николаевич

Восточных Саян, горная система с непроходимой тайгой, бурными реками. Солнечное путешествие Русина Сергея Николаевича по горам, которым он готов признаваться в любви вечно. Восточные Саяны прекрасны и многолики и путешествия по ним напоминают поход в увлекательный музей, в котором нет числа радостным чувствам.