Угощение Луны. Тофалария

Материал из IrkutskWiki
Перейти к: навигация, поиск
Тофалария — историко-культурный регион в центральной части Восточного Саяна на западе Иркутской области на территории Нижнеудинского района. Населён кочевыми таёжными оленеводами - охотниками и собирателями лекарственных трав.

Тофалария. По заснеженным просторам. 5.jpg.jpg
      Увенчанная яркими звездами узорчатая ткань снежных пиков хребта Хан-Бургут обнимала, серебрила и ласкала седой небосклон. В расцарапанную звёздами ночь - зимнего солнцестояния в небесные гости просилась лунная птица. В истоке реки Хайлама в лютой стуже наполняясь нежным отблеском, сова сипуха с нарождающимся ночным солнцем делилась радостью. Ослепительно-белые перья птицы отражались ночью при лунном свете, а совушка сипуха по имени - Радость танцевала танец огня у шаманского стойбища. В небесном костре выпекла облачко, затеплила искру мечты - согревая душу ночного сторожа угощениями. Со снежного стола освещенного лёгкими бликами чаянья лунная птица кушала отчаянно мало. Огоньком надежды лучистых глаз прикармливала лунного хранителя сна, волшебные слова - про себя кричала, заставляющие задуматься о счастье. Ночная лунная птица кушала плохо, видно не обдумано пережила голодное и холодное время, не пожелав действительно чего-то стоящего. Досыта глотала ночная сторожиха ожидания, падающей звездой судьбу решая. Подносила сомнения, а куда лежал бродящий путь не знала. Оценивая сделанное и пережитое, оставив плохое в прошлом, задуманное исполняла новыми начинаниями. Получающая свет от затаённого солнца лунная душа не внимала, когда терпенья не хватало исполнить намерения.
      Добывая пропитание в окружении дремучей тайги, холодных ветров, лютых морозов и хищных зверей, Утренняя и Вечерняя звезды дарили сипухе радость, но делать чудеса они не умели. Сипуха искала помощь у небесных светил, узнавала точное время и опознавала местность в полёте. Небо заменяло часы и календарь об особых моментах возрождающегося года. Облетая невзгоды и напасти, врата судьбы пыталась открыть, за которыми скрывалось счастье. Не пропуская закатов, добывала охотничий успех, чтоб в бесполезных метаниях сердце не огорчалось. Оберегающим разумом, думая о веление времени. Сердцу не хватало главного - родственной душе раскрыть свою душу. В далёких звёздных мирах искала душевное родство с лунной птицей. В минуты прозрения просила лунную птицу подать подсказку-совет, а бездне звёзд излить боль души - сердца грусть. Ночью птицы спали, укутавшись в объятья крыльев, а душа сипухи крошила звёздно-лунные крошки прямо в лунный рассвет.
      Зная, что лунная птица исчезает после долгой ночи, сипуха одиноко летала через пространства горных вершин по притокам реки Барбитай и чтобы не сбиться с пути, смотрела не себе под когти, а на небо. Звёзды видела всюду - даже со дна пропасти и из трещин ледника. Путеводная звезда всегда была на своём месте, а звёзды неторопливо двигались по небу одинаково, каждый день и год, как стрелки звёздных часов. Гремела гроза, бушевал ураган, разыгралась снежная буря, а звёзды парили по небу ровно, ненастье не замечая. Оставляя за горами тревоги, глазастая сипуха видела днём и ночью, а душой чувствовала прорастающий из марева свет мечты. Звёзды не умели внятно светить в чёрном мраке, а сипуха простор вздохами оживляла - играя в прятки. В сумерках сипуха окликом пугала сонных бурундуков и синиц, а лунный свет звал сипуху на охоту, вгоняя в оцепенение добычу белыми перьями.
      Мечтала сипуха увидеть в солнечном свете превращение лунной птицы в тайник душ, в котором звёзды прятали свои секреты. В сумраке предзакатном добравшись до края вершин, впадая в головокружение, смотрела на свод небес, волшебство призывая. Через бесконечность преломление созерцала большие и маленькие, синие и желтоватые созвездия и спрашивала, скоро ли утро. В россыпи усеянной звёздами, увидела неполный лунный бубен, похожий на дольку шаманского зеркала и лунную дорожку, изрезанную гладью снегов. Определила, молодая ли это лунная птица или уже на ущербе. Недавно народившаяся и старая лунная птица различались тем, что обращены были выпуклыми спинами в противоположные стороны, а насыщаясь от огромного вымя Млечного Пути, иногда прятались. Молодая лунная птица направляла выпуклую спину вправо, старая - влево и сипуха определяла стороны света. В это чудесное время становилась ближе к небесным тайнам. Лунная птица перелетала из прошлого в будущее, освещала наибольшую долготу ночи, в ожидании поворотного события в присутствии Солнца на небе. Вселяя доверие в чудеса, в этом сумеречном состоянии лунная птица становились особенно чуткой к просьбам, поэтому сипуха взывала важные желания, а провидение содействовало мечтам сбыться. Чтобы грядущее летело навстречу, старалась устроить жизнь так, чтобы в ней было место чуду, создавала пространство исполнения стремлений. Лунная птица могла оценить её заботу и уверенность, помогая осуществлять мечты.
      Небо играло превращением Утренней звезды на розовой сини в Вечернюю звезду, а сипуха знала, что это одна звезда. На вечерней заре после захода солнца Вечерняя звезда перевоплощалась в отсвет, перевернувшись, вела сипуху по бирюзовому небу к меняющей вид лунной птице. Крылом за острый горный пик зацепилась, сердце встревожилось, забилось, словно раненная птица. Зарождались видения на упавшие звёзды, но это были обычные мечты на достаток, от исполнения которых, ничего в жизни не менялось. Лунной птице сипуха рассказывала заветные желания и как заклинание быстро повторяла их, боясь, что лунная птица не успеет оглянуться и их принять, а мечты не исполнит Солнце. Сипуха видела, как лунная птица тайною силой зажгла небеса и достигла точки согласия на небе, но на неё опустилась непроглядная мгла - самая тёмная часть отбрасываемой Землей горькой тени. В небе остался светлое пёрышко и призрачный узор затемнённых лунных крыльев, с затаённо тлеющим взглядом в упор. Ночью солнце приняло облик бубна, а сова сипуха танцевала в небе шаманский танец добывания счастья.
      В точке срыва туманной звёздочки обрамлённые сиянием яркого ободка, побелели крылья сипухи. Искрясь радостью и померкнувшие горем, зависли в тени Земли. На светлом крыле, сбившись в прошлое, мерцали в бликах желания, в смятении замерли откровения обратной стороны затмения. Око ночи, видело всё, что скрыто от птичьих глаз. Вздрогнула застывшим холодом лунная птица крыльями звёзд над пустотой дрожащей ряби алчности. Радужная оболочка зрачков сипухи расширялась и сжималась в зависимости от силы освещения, даря новое видение мира. Раскрылась створка небес, а полное чудес очарование из бездонной глубины глянуло в глаза сипухи. Небесные чары таинственной лунной красоты не видела сова-призрак даже в сплетениях сонных причуд.
      Нетленным касанием лунная птица собирала рассеянные воспоминания и беспечные мечты из сердца сипухи. Надежды сквозь трепет очищались и растекались в виде рассвета надлунного неба, хозяина душ добытых зверей. Замёрзшие души, согретые явью новых желаний, призрачным упованием глубину тайги наполняли. Наигравшись самообольщением, лунная птица заревом отражалась в бездонном мраке желаний. Крылья звёзд силой пламенной мечты держали незыблемую вечность в объятиях, взяв за краешек ознобом души, легонько вырвали из тоски. Прошибла души плоть, осели они на земле, а сердца пропиталось силами отражений. Зеркальным блеском миражей радость ожила. Жизнью чувств без потерь и пустоты непокорное чудо, кочевало по жестокому равнодушию. Вдыхая тишину похожую на зов, соединив силу видения и мощь намерения, зачарованным сердцем сова сипуха представила избранный путь движения к желаемому.
      - Воздушная странница, полёт твой на серебряных крыльях звёзд, объемлет всё сущее. Мала ты лунная птица - но всю Вселенную вмещаешь. Бледна твоя лунная радуга - но нежными лучами ярких истин ослепляет. Хозяйка долгой ночи, тайной звёздного очарования расти большой, чудесное богатство, в тайгу приглашая, - то с трепетом, то страстно, то с мольбою кричала невнятным шепотом сипуха заклинания, приносящие счастье. - Оком счастья взгляни ненароком на вечный сплав таёжного народа, наш род избрал отважный путь оленевода. Нет в Саянах древнее кочевого рода. Легкой тенью заклятия и волшебной грёзой подари в дни зимнего солнцестояния большие чудеса, улыбки и волшебство. Каждую ночь твои силы растут. В крике ветров, крылом осени, в темноте ночей соболя в тайгу привлеки. Научи побеждать лютых зверей, гладить маленьких оленят и с маточным стадом кочевать к ягельным вершинам по неведомым тропам. Ледяные ветра хлёстко встречать загорелым лицом, но пусть сомнения оставив за плечами, в след свистит студёный скрежет острых клыков и волчий вой. Укажи охотничьи угодья, а отведи от засады коварных хищников. Отпугивай шатуна шевелением заветных лент на ветру, а медведица с малышами пусть в берлоге зимует. Треща под грузом ореха, ввысь расти могучие ветви кедров до бездонных небес, а ручейки по золотым жилам гор устремляй вниз на ягельные пастбища. Научи из гибельной топи выбираться и не лиши тонкости восприятия. Не сгорая в порыве чувств бессердечно, терзая грозами, вспышками молний и раскатами ярости. Нет лунного - сильней очарования и отражаясь украдкой в открытом сердце, не обжигай холодом успокоения и призрачной печалью пыли звездной. Не сжимай стенами ущелий, зияющей пропастью и туманом на гребне горного перевала. Твой мир близок и далёк, но сель и камнепад пусть не придавит, а перелётные птицы в теплых краях услышат дующий со свистом весенний ветер. С ног и крыльев стряхни привычное бремя усталости, а сердце омой заревою росой, вплетая туманные кружева в звёздами вышитые небеса. Не позволяй согнуться от тяжёлых забот и затейливые тропинки по буреломам, вязкому мху и топкому илу, вокруг острых скал проложи легко и бесстрашно. Снежной лавиной не падай с вершин, белей не станут лунные ночи. К тебе взываю лунная птица, ниспошли не стон тишины, а огонь оживляющий. Беззащитное пламя греющего очага, не погаси равнодушием, рискованно в тайге остаться у раздувшей золы. Невольника желаний не сотвори должником удачи злого своеволия, а с углов чума-жилища успевай снег украсть трепетом рассвета. Взбодри и укрепи слабый дух ожиданием перемен и размножению всего живого в природе. Научи терпеть холод неудач, не быть обузой и свечение сердца не менять на бездушность. Внуши ходить по краю обрыва и быть осторожным в суровом и сложном таёжном мире. Забыв на мгновение тревогу, учи на камнях в глуши поворотов не спотыкаться, на наледи не скользить и чтобы осторожность не воровала волю. Научи видеть себя изнутри на части расколотого, не изменяться, не пресмыкаться, не замыкаться, не отступаться и не ошибаться. Ну, а если случится в тёмную пропасть свалиться - на серебряных крыльях самых проникновенных заклинаний, не утерявших силу, возврати на вершины к лунным высям. В объятьях созвездий, пари в чарующей невесомости и в утренних снах подари слышать весеннее дыхание. Стерев между мирами расстояние, не откажи в понимании, а на успех освяти добрые начинания. Раскрываясь чудесным простором, мир твой станет един со мною, а иначе никогда не будет счастлива сова сипуха по имени - Радость.
      Лунная птица серебряными крыльями взвеяла, дыша перламутром и слушала, пробуждаясь чарами заветного наговора на счастье. Сложенный сердечным словом голос, пульсировал и стучался в сердце светила. Звёздно радуясь, сипуха поблагодарила лунную птицу, что обратила на неё внимание, в надежде, что сбудутся заветные мечты и явью станут сказочные сны. Дрогнуло в небе серебро лунной птицы, а сердце сипухи потеплело мерцанием идей. Окутанное звёздной пылью заветных сокровищ душа не заснула под наростами льда, в нём счастье подобно лунной птице, отражалось. Лунная птица отозвалась пониманием, а сердце не возражало счастью. Кедры, инеем хвои, протёрли затемнённые перья лунной птицы. Зыбкое пёрышко окрасилась в красный цвет, задело утёс метеоритным дождём. Звездопад сгорая, повод давал для новых небывалых желаний, радостных надежд и завышенных ожиданий. В сполохах искр падающих звезд, проблёскивал охотничий полёт сипухи.
      Пережившая неполное затмение лунная птица начала выходить на свет мечты, а почувствовала в смутном донышке сердца веру в счастье. Звёздочка с лунной птицей красовались на тёмном небе и потихонечку блёкли изломанные грани горных вершин. После затмения, начало сбываться загаданное в очаровании лучей лунного света. До полного убывания лунной птицы пустели звёзды, но не умещалось надлунное небо. Сипуха ум склоняла Солнцу, а сердце к лунной птице, светящей светом, заимствованным от Солнца и надеялась на чудо - достигала желаемого. В ночь сердцевины зимы желала менять таёжную жизнь, наполняя пустошь сердца смыслом и благами. В блеске надлунной величины, Вечерняя звездочка перевоплотилась в Заряночку. Овеянная искристой позёмкой, в мечтах сипуха кормила отражённый свет. В лазоревых безднах боясь раствориться, уставшая крупинка счастья поняла, что не будет длинных ночей. По небесам скользя прозрачным отблеском сумерек, из не напрасно прожитой сказки, лунная птица рухнула к угощению снежного стола на серебро растерянных крыльев.
      После тьмы пришёл свет, а совята почувствовали алый луч, скользнувший по схваченному стужей гребню диких вершин. Озарённое небо проснулось стылым восходом Солнца в горном распадке. На минимальной высоте над далёкими гольцами светило сдвинулось родной душой во встречном направлении, отодвигая границы ночи. К духу дня прирастая, за середину колючих ветвей перешла зима, а на мороз в тайге ярче приносящий новую жизнь рассвет. Встречаясь с зарей, лунная птица угощала всех весной.

Тофалария. Северный олень. Стадо зимой. 4.jpg.jpg

Тофалария. Агульская Пила 11.JPG.jpg

Тофалария. Оленный охотник 58.jpg.jpg


Содержание

Сборник стихов

Тофалария. Догульма. 2.jpg.jpg

Тофалария. Олень. Брод. 2.jpg.jpg


Книга "Ленточки странствий"

"Лунный круг"

В зерцале душ вселенной бездонный полог тёмно-синий,
Аквамарина свет уже давно погасших в чароите звезд,
Топазами мелькают надежды янтарными мгновениями,
Припорошенный алмазною пыльцой, кочует лунный круг,
В густо-серой вязкой туманности борозд сапфировых комет,
Среди циркониевых хребтов к созвездиям далеким хризолита.

      Книга "Ленточки странствий"
Тофалария. Книга. Ленточки странствий. Русин Сергей Николаевич.1.jpeg.jpg

Багульник. Нижнеудинск. Саяны.11.jpg.jpg

Книга "Ловец Солнца"

Книга Ловец Солнца. Русин Сергей Николаевич .jpg.jpg

В добрый путь

Тофалария. Прирученный олененок. 3.jpg.jpg

Багульник. Нижнеудинск. Саяны.26.jpg.jpg
      Спасибо вам за прогулку. Русин Сергей Николаевич

Восточных Саян, горная система с непроходимой тайгой, бурными реками. Солнечное путешествие Русина Сергея Николаевича по горам, которым он готов признаваться в любви вечно. Восточные Саяны прекрасны и многолики и путешествия по ним напоминают поход в увлекательный музей, в котором нет числа радостным чувствам.